Дворкин apparatus. Поправка на образование

Apparatus — в переводе: прибор, инструмент; аппарат, аппаратура; машина. В настоящей статье под этим словом следует понимать набор инструментов (в переносном значении), используемых кем-то для достижения каких-то целей в жизни.

То, что у Александра Дворкина нет образования в сфере религиоведения — обсуждалось не раз. Еще одним фактом является то, что у него вообще нет оконченного российского (или советского) высшего образования. Была одна попытка — в 1972‑м году он поступил в Московский государственный педагогический институт, но через два с половиной года был отчислен.

Давайте посмотрим, как это описывает «официальный биограф» сектоведа Евгений Мухтаров. Он заявляет, что Александр Дворкин, будучи в то время хиппи, принимал участие в некой «революционной» выставке искусства (в составе некой группы). А по окончании выставки он поплатился за свои убеждения — его отчислили с факультета. Вот цитата:

«Особенно “громкой” стала выставка, организованная на ВДНХ в павильоне “Пчеловодство” 20 сентября 1975 года. <...> Группа “Волосы”, конечно, тоже в стороне не осталась — изготовленный ей “Хипповый флаг” размером полтора на два с лишним метра привлекал всеобщее внимание. В коллективных авторах лаконично значились “Лайми, Манго, Офелия, Шаман, Шмель, Чикаго”. Не будем раскрывать тайну полностью, но среди этих псевдонимов был и тот, который носил Александр Дворкин. Через десять дней выставка закончилась, и власти, сразу забыв, что сами ее “разрешили” стали сводить счеты с участниками. Особенное внимание было уделено представителям группы «Волосы» <...> — из разных инстанций на места работы и учебы «хиппов» полетели письма, в которых утверждалось, что эти люди «позорят наш строй». Пришла такая бумага и на факультет, где учился Александр. Вот так “за убеждения, несовместимые с теми, которые должны быть у будущего советского педагога” его и отчислили осенью 1975 года с третьего курса института.»[1]

Кстати, официальная биография Дворкина содержит достаточно неправды насчет хиппи-периода его жизни. Какой в действительности «псевдоним» был у Александра Леонидовича и какое он имел отношение к «Волосам» — читайте в статье «Ложь в официальной биографии».

А вот как сам Александр Леонидович в автобиографической книге объясняет свое неоконченное высшее образование, укрепляя имидж «политического»:

«Антисоветской агитацией я не занимался, но открытое пренебрежение тем, что составляло общепринятый образ жизни, не могло не бросаться в глаза. Это тоже была идеологическая позиция. Разумеется, в институте дела мои шли все хуже. Мое демонстративно вызывающее поведение никто не собирался терпеть бесконечно, тем более что исправляться я не собирался.

Удивительно, что я еще так долго продержался в институте, прежде чем меня выгнали, как “не соответствующего моральному облику советского студента”. Формально мне были инкриминированы неуспеваемость и непосещаемость: количество моих прогулов вполне позволяло применить ко мне санкции по этой линии. И хотя были студенты, не появлявшиеся на занятиях куда больше моего, к пятой сессии меня не допустили. Так к непосещаемости добавилась неуспеваемость, что и создало все предпосылки для законного отчисления.»[2]

А что если посмотреть документы студента Александра Дворкина? Сейчас Московский государственный педагогический институт именуется университетом, но студенческие дела в его архиве хранятся до сих пор[3].

 

Что ж, первое, что бросается в глаза — это то, что приказ об отчислении Дворкина датирован 28 января 1975 года. То есть, выходит, его отчисляют за участие в арт-выставке на ВДНХ за полгода до проведения этой выставки. Очевидно, репрессии в 75‑м были настолько лютыми, что людей наказывали даже за будущее!

Далее, нигде не упоминаются ни «убеждения, несовместимые с теми, которые должны быть у будущего советского педагога», ни «несоответствие моральному облику советского студента», ни «позорит наш строй». В студенческом деле нет ничего, что было бы похоже на это[3].

А вот что касается «неуспеваемости и непосещаемости» — насчет этого в деле достаточно:

 

И другие документы дела говорят о том, что этот вердикт был вынесен не внезапно и не просто так. Но давайте по порядку.

Итак, в конце пятого семестра у Дворкина сложности с допуском к сессии по двум предметам. Во‑первых, по английскому языку. Вот записка преподавателя декану факультета:

«Довожу до Вашего сведения, что я не могу поставить зачета по английскому языку студенту III курса А. Дворкину.

Дворкин систематически пропускал занятия, из 27 занятий в этом семестре он присутствовал только на 7, на которые приходил неподготовленным и с опозданием. На контрольную работу 12 декабря он не явился и зачета вместе с группой не сдавал. Все пропуски объяснял болезнью, хотя смог предоставить всего одну справку с освобождением на три дня в ноябре.

Я давала Дворкину возможность сдать задолженность и зачет три раза (26 и 29 декабря и 4 января). На зачете Дворкин проявил очень низкие знания по пройденному материалу, и зачета ему поставить не могла.
Прошу создать комиссию для приема зачета по английскому языку у студента Дворкина.

Старший преподаватель Муханова А.М. — 4 января 1975»[4]

В итоге собирается комиссия и ее выводы однозначны:

«Студент Дворкин тексты перевести не смог, на вопросы отвечал крайне примитивно и с большим количеством ошибок, устные темы не подготовил. Запас активной лексики и знание грамматики у Дворкина настолько ограничены, что не в состоянии перевести простого текста без словаря, что предусмотрено программой для III курса.

<...>

Комиссия считает, что знания т. Дворкина не соответствуют требованиям, предъявляемым студентам III курса, и зачет по английскому языку ему поставлен быть не может. — 13 января 1975»[5]

Второй проблемный предмет — русский язык и литература. Как пишет преподаватель, доцент кафедры в докладной в деканат факультета:

«Довожу до Вашего сведения, что студент III‑го курса Дворкин из 9 практических занятия по современному русскому языку пропустил 7, из 9‑ти лабораторных пропустил 6, из 18 лекций был на 3‑х. Курс по словообразованию, фонетике, графике и орфографии им не усвоен.

Поэтому не считаю возможным допустить его к сдаче экзамена.
Пропущенный материал по лабораторным работам он сдать не мог.

И. Чездрявзева. — 14 января 1975»[6]

В итоге декан факультета пишет представление проректору по учебной работе института. Причем в этом послании всплывают новые детали:

«Деканат факультета русского языка и литературы представляет к отчислению студента Дворкина А.А. как недисциплинированного и неуспевающего студента.

За систематические пропуски занятий без уважительных причин Дворкин А. имел выговоры (см. распоряжения по факультету от 2‑III‑1973, от 28‑X‑74г.). И на I и на II курсах он имел академическую задолженность.

В текущем семестре без уважительных причин систематически пропускал занятия, в результате чего не смог сдать зачет по английскому языку, не выполнил необходимых заданий по совр. русскому языку и не допущен к сессии.

Заключение комиссии по приему зачета по англ. языку и докладные записки преподавателей прилагаю.

Декан — Н.Михальская. — 14 января 1975»[7]

То есть, что мы видим? Согласно документам, исключение Дворкина с факультета не было ни внезапным, ни беспричинным.

Если данные по посещению занятий в докладных записках полные, то получается, что Дворкин пропустил 76% занятий по указанным двум предметам за семестр. То есть, студент на первых двух курсах зарабатывает хвосты, получает выговоры за систематические пропуски без уважительных причин, в последнем семестре посещает только четверть учебных занятий по двум предметам, несколько раз проваливает зачеты и проверки по этим предметам и его отчисляют.

Спрашивается, за что?

С точки зрения Александра Дворкина — «власти свели счеты» со студентом за его «идеологическую позицию».

 

  1. А.Л.Дворкин. «Учителя и уроки. Воспоминания, рассказы, размышления». — Нижний Новгород: издательство «Христианская библиотека», 2009 год, 384 с.; стр. 14—15. См. также биографию из этой книги на сайте Центра Дворкина.
  2. Дворкин А.Л. «Моя Америка: Автобиографический роман в двух книгах с прологом и двумя эпилогами». — Нижний Новгород: Издательство «Христианская библиотека», 2013, 795 с.; стр. 82
  3. Редакция RFW располагает снимками всех страниц студенческого дела Александра Дворкина. Любители работать с первоисточниками могут обратиться на сайт www.dropbox.com
  4. Докладная на Александра Дворкина от преподавателя А.М.Мухановой
  5. Заключение комиссии по английскому языку
  6. Докладная на Дворкина от преподавателя И.Чездрявзевой
  7. Представление об отчислении Дворкина от декана Михальской

Поделиться: